СМИ О НАС

Когда власть «кошмарит» ваш бизнес, вы можете потерять все — даже жизнь

Если конкурент, знакомый с влиятельными людьми, захочет купить чей-то технический стартап или юридическую практику, наверняка он это без проблем сделает.
В конце прошлого года московские СМИ сообщали о том, что вооруженный человек захватил заложников на кондитерской фабрике и убил охранника. Как предполагается, стрелявший является бывшим хозяином завода, который до сих пор борется за контроль над предприятием. Он рассказал Бизнес FM накануне своего ареста, что причиной его нападения было сопротивление рейду правоохранительных органов для захвата бизнеса. В суде он заявил, что убил охранника при самообороне. В настоящее время он находится в следственном изоляторе или досудебном задержании в ожидании результатов расследования.

Его заявления нашли глубокий отклик в России, где бесчисленное количество владельцев бизнеса, руководителей предприятий, адвокатов и других специалистов провели годы в заключении и потеряли свои активы, свое здоровье, свою жизнь из-за ложных обвинений.

Один из них провел год из-за обвинений в интеллектуальной краже...леопардов, используя их образцы кожи в обивке мебели. Он потерял 360 000 долларов, включая весь бизнес. Другой владелец бизнеса, Андрей Клешин, только вышел под условно-досрочное освобождение с запретом использовать в квартире, где он сейчас живет, телефон и интернет.
«Самая невыносимая вещь — это наблюдать, как бизнес, который я строил годами, рушится»
написал Клешин ответ на вопросы его адвоката.

Тренинги по поведению в критических ситуациях

По сути, в России гораздо меньше случаев политических гонений, чем судебных преследований, которые уничтожили бизнесменов и профессионалов, не противостоящих правительству Владимира Путина. Существует даже индустрия подготовки владельцев компаний и их сотрудников к юридическим нападениям, такого рода тренинги по поведению в критических ситуациях, которые преподаются журналистам и специалистам, работающим в опасных местах.

Одна такая компания, «Селютин и Партнеры», предлагает услуги аудита уязвимых отделов компании, воркшопы для топ-менеджеров и других сотрудников по правильному поведению в разговоре с правоохранительными органами. Среди клиентов Александра Селютина, бывшего полицейского, судьи и владельцы компаний, есть и российские, и иностранные компании, включая предприятия США, которые имеют бизнес в России.

Александр Селютин
«Я определил свою нишу и создал рынок полный людьми, которые подражают мне».
По словам Ольги Романовой, бывшей журналистки и основателя проекта «Русь сидящая», такие услуги востребованы до тех пор, пока рейды касаются компаний, которые продолжают заключать сделки с правительством. Организация Романовой оказывает юридическую и финансовую помощь жертвам прокурорских махинаций, в особенности бизнесменам. Для таких случаев премьер-министр РФ Дмитрий Медведев озвучил крылатую фразу «кошмарить бизнес», которая стала основой закона, обязывающего правоохранительные органы ослабить административный контроль бизнеса.

Ранее в интервью, данном в Берлине, Романова рассказала о российских правоохранительных органах - полиции, прокурорах и судебных органах - как о едином хищническом учреждении, которое живет за счет грабежа частного капитала. По ее словам, роль судов особенно важна, поскольку они блокируют кандидатов от оппозиции, к примеру, таких деятелей, как лидера оппозиции России Алексея Навального, а также мешают баллотироваться на выборах или сажают в тюрьму, когда Кремлю это удобно. В свою очередь, региональные власти получают место для раздолья. Теперь, по словам Романовой, силовики обращаются к бизнесу, контролируемому соперничающими правоохранительными органами или аффилированным бизнесменам, имеющим доступ к государственным контрактам.

«Их кормовые места сократились, - сказала Ольга, - поэтому они наживаются друг на друге».

Силовики также преследовали Романову. В октябре она объявила, что бежала из страны в Германию после того, как власти арестовали предприятие за якобы хищение денег, направляемых на поддержку заключенных. Российский филиал Всемирного банка сказал, что деньги были потрачены должным образом. Федеральная служба исполнения наказаний России, которая, по ее мнению, подстегнула дело, сообщила по электронной почте, что она не жаловалась на это правоохранительным органам.

Правовое принуждение как организованное преступление

Среди других героев недавних случаев - подрядчики. Клещин получил прибыльный проект от МВД, чтобы построить здание для местного управления в Липецкой области - в комплекте со следственным изолятором. Через 18 месяцев после открытия министерство обвинило Клещина в хищении, поскольку некоторые элементы проекта, как подключение к энергосистеме, стоили по факту меньше, чем было указано в контракте. Клещин, которому помогает организация Романовой, сказал, что вскоре после ареста он перенес сердечный приступ.

Но адвокаты организации смогли одержать маленькую победу и освободить Клещина под залог 8 января, однако обвинение с него не было снято и ему до сих пор грозит до 10 лет тюрьмы с последующим аукционом его имущества.

Дирекция МВД по Липецкой области не ответила на просьбу дать комментарий.
К моменту начала судебного разбирательства, обвиняемые чаще всего уже потеряли свой бизнес
«Очевидно, что все российские правоохранительные органы являются некой коррумпированной и монолитной корпорацией, но я думаю, что правда еще сложнее», - сказал эксперт по вопросу постсоветской организованной преступности Марк Галеотти. «Есть честные полицейские и судьи, а есть коррумпированные. Кроме того, существуют определенные связи коррумпированных правоохранительных органов, которые могут фактически считаться организованными преступными бандами, которые работают сами по себе. Реальная проблема носит системный характер. Кремль хочет, чтобы они сражались с преступностью, но только тогда, когда это удобно.

В случае московской кондитерской фабрики «Меньшевик» уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов рассказал информагентству ТАСС, что он видит в деле «все признаки враждебного давления сотрудниками различных государственных учреждений» и предложил для представления экс-фабриканта и предполагаемого стрелка Ильи Аверьянова в суде известного адвоката. Титов, который объявил, что он баллотируется на пост президента, отказался комментировать незаконное преследование бизнесменов, предложив вместо него своего официального заместителя, омбудсмена Александра Хуруджи. Он сказал Блумбергу, что они вместе с Титовым посетили Аверьянова в его тюремной камере и обнаружили, что его рассказ об инциденте заслуживает доверия и полного слушания обеих сторон в суде.

«Русь сидящая» находит таких жертв системы благодаря «сарафанному радио», как зовется это в России, или случайному знакомству. Руслан Телков, один из первых успешных подопечных проекта Романовой, узнал об организации, когда в 2012 году он познакомился с предпринимателем Алексеем Козловым, мужем Романовой, в переполненной, наполненная сигаретным дымом комнате, где охранники собирали заключенных перед тем как отвезти их в разные суды Москвы.

Права леопарда

Производитель мебельной ткани Телков обвинялся в «нарушении авторских прав леопардов и природы», используя в своем продукте образцы кожи леопарда. Когда он рассказал свою историю своим сокамерникам в Москве, один из них заметил: «Человек, ты обидел Творца». Тельков сказал в интервью, что, по его мнению, его обвинение было организовано конкурентами, потому что он нарушил картельное соглашение, которое поддерживало цены на необоснованно высоком уровне.

Он провел 2012 год в двух следственных изоляторах до того, как адвокат, предоставленный «Русью сидящей», сумел вытащить его. Половину времени, по словам Телкова, он проводил в камере, в которой 10 человек разделили шесть кроватей и спали в смену. Понадобилось несколько лет с момента его освобождения для того, чтобы его дело было закрыто по личному распоряжению Путина, по его мнению, это произошло после того как российский уполномоченный Титов лично доложил ситуацию Путину.

История, которую гордо называют в штате Титова победой, имеет весьма странный так называемый счастливый конец. Телков на свободе, и ему больше ничего не угрожает, но его бизнес был разрушен, и он потерял все деньги, которые он вложил в фонды акций Гонконга, потому что он не мог ежемесячно выплачивать деньги в тюрьме. По его подсчетам, его общие потери составляют 20 миллионов рублей (360 000 долларов США).

Подобные обвинения в мошенничестве являются общим инструментом как политически мотивированного, так и неполитического обвинения в коррупции в России. Именно за мошенничество Навальный был приговорен к пяти годам тюрьмы в 2013 году, за покупку партии древесины и ее продажу по более высокой цене. Тем не менее, он был всего лишь одним из «многих тысяч» подобных, если не меньше, политических дел, сказал адвокат Альхас Абгаджава, который представлял Телкова.

«Русь сидящая» выросла из ожесточенной кампании Романовой десять лет назад по освобождению Козлова, ее мужа, который был наконец выпущен в 2013 году. Его дело слушалось в Конгрессе США в свете Закона Магнитского в качестве иллюстрации беззакония российских бизнесменов. Акт, который налагает санкции на должностных лиц, обвиняемых в нарушениях прав человека, назван в честь российского адвоката и осведомителя Сергея Магнитского, который умер в московской тюрьме в 2009 году.

Руслан Телков вышедший из тюрьмы, где он находился по обвинению в нарушении прав леопардов, узор шкуры которых используется в обивке производимой им мебели.

Давление коллег и жадность

Романова говорит, что многие дела возбуждаются правоохранительными органами без каких-либо подающих жалобы граждан, и суды часто выносят приговоры, не разбирая, пострадала какая-либо сторона от действий ответчика или нет.

По словам Селютина, тренеры по критическим ситуациям, следователи, прокуроры и судьи подвержены чувству солидарности с коллегами и начальниками, боязни стать изгоем, постоянным требованиям и планам по количеству раскрытых дел и привлечению к ответственности преступников. Но главная причина — это жадность.
«Мы объясняем, как следователи выбирают своих «жертв», как следует отвечать им, какие психологические приемы они использует и как оставаться спокойным».

Александр Селютин
На встрече с судьями в 2015 году Путин заявил, что из 200 000 возбужденных дел об экономических преступлениях против бизнеса только 46 000 из них достигли суда. 83% предпринимателей, ставших фигурантами дел об экономических преступлениях, потеряли свой бизнес.

«Их запугали, ограбили, а затем выпустили», — сказал Путин. Отвечая на вопрос на декабрьской пресс-конференции, почему у России есть отдельные системы правосудия для сторонников Путина и всех остальных, президент ответил: «Я согласен, что у нас есть проблемы, но я не могу согласиться с тем, что у нас разные юридические реалии в нашей стране».

Трудно подтвердить статистику, но «ситуация только ухудшилась» со времени встречи 2015 года, сказал Хуруджи, который подбирает заключенных предпринимателей для Титова, делового омбудсмена. Сам Хуруджи провел почти два года, ожидая суда после того, как его обвинили в растрате. Суды почти всегда сочувствуют государству. По данным Верховного суда России, в 2016 году только 0,36% судебных процессов по уголовным делам были оправданы. Хуруджи был среди оправданных.

«К моменту начала судебного разбирательства чаще всего обвиняемые уже потеряли свой бизнес», — сказал Хуруджи.

Хуруджи сказал, что Кремль добился прогресса, создал офис омбудсмена и наконец внес поправку в уголовный кодекс о наказании для следователей за фабрикацию дел, хотя он сказал, что это предложение еще не принято на практике. Но без «широкой реформы» судов, по его словам, система будет продолжать развивать бизнес и разрушать жизни.

Штази и Силовики

На мероприятии в Берлине, которое организовала в ноябре Романова, были представлены немцы и русские, которые стали жертвами атак силовиков. Если немцы в основном в 60-х годах прошлого века страдали от Штази, тайной полиции Восточной Германии, то русская группа была более разноплановой в мотивах притеснений. Некоторые из них были арестованы и заключены в тюрьму после протестов в Москве в 2012 году, которые бросили вызов Путину в преддверии последних президентских выборов. Другие представляли гораздо более крупную группу бизнесменов, втянутых в переделки. Для сравнения: по данным российских правозащитных организаций, в России насчитывается около 50 человек политзаключенных.

Мероприятие, которое проходило в рамках отраслевой конференции, началось с экскурсии по берлинской тюрьме Тегель. Она казалась раем для русских участников. «Условия в российских тюрьмах мучительны», сказал Козлов, муж Романовой. Он также напомнил о проведении дней в шестиместных отделениях поездов, заполненных 16 заключенными, в то время как их перевозили между тюрьмами. «Только очень здоровый человек может выжить без серьезных последствий», — сказал он.

Козлов оказался в тюрьме после коммерческого спора по проекту развития со своим старшим деловым партнером, членом парламента. После того, как он провел в тюрьме три с половиной года, Верховный суд России отменил свой приговор. Позднее он был приговорен и заключен в тюрьму по тем же обвинениям и освобожден через год после принятия закона Магнитского.

Сегодня в московском офисе «Руси сидящей» работает 18 сотрудников, большинство из которых — бывшие заключенные или родственники бывших заключенных, которым помогают 400 добровольцев по всей стране. В других крупных городах постепенно создаются бюро. Организация предлагала материальную помощь, в том числе продовольственные посылки и юридическую и финансовую помощь семьям заключенных, тысячам людей, сказала Романова. По ее словам, она вложила в проект 250 000 долларов, и организация была финансирована за счет кроуфандинга, но в то же время группа ищет гранты от правительств Европейского союза.

«Если они объявят нас иностранными агентами в результате, мы с гордостью возьмем этот титул», — сказала она, хотя это подвергло бы группу более пристальному вниманию правоохранительных органов и налоговых органов.

Тем временем Селютин готовит своих клиентов к худшему. «Мы объясняем, как следователи выбирают своих «жертв», как добывают информацию, что случится, когда вы столкнетесь с ними, что они будут говорить и как следует им отвечать, какие психологические приемы они используют и как оставаться спокойным».
Размышляя о мотивах силовиков, Александр вспомнил однажды посещенное им совещание ФСБ, члены которого приехали на роскошных внедорожниках: «На улице было припарковано 14 машин «Гелендваген», а «мужики» обсуждали новые модели».
Другие материалы блога: